Slide 1 Slide 2 Slide 3
Муниципальные районы
Городские округа
WWW.SMO74.RU

О Совете
Руководящие
органы Совета

Работа совета
Правовая база





28.07.2021
Всё можно восстановить – сгоревшие дома, утраченные документы. Всё, кроме человеческой жизни…

И.о. министра общественной безопасности Челябинской области Светлана Костина в эксклюзивном интервью «Губернии» рассказала, какие техногенные и природные риски есть у региона. После лесных пожаров, которые бушевали в июле, это особенно актуально. Также Светлана Костина ответила на вопрос, как оценивает действия пожарных, которые спасали населенные пункты от огня в июле. Некоторые жители заявляли, что видели сотрудников МЧС, которые просто стояли по периметру леса с водяными пушками и якобы ничего не предпринимали: не бросались в огонь, одним словом. Что ответил специалист?

Огонь в 150 метров в минуту – это смерч 

– Светлана Юрьевна, раньше мы только слышали, как лесные пожары добирались до населенных пунктов в других областях, а у нас огонь удавалось сдерживать в лесу. Теперь вот и сами оказались в эпицентре огненных событий. Были ли готовы к такой чрезвычайной ситуации?

– К чрезвычайным ситуациям, которые могут происходить по природным причинам, мы, конечно, готовимся. И готовы хорошо, о чем говорит хотя бы такой показатель: в Челябинской области в первые сутки тушится 99 процентов лесных пожаров. Так как для Южного Урала характерны лесные и ландшафтные пожары, обязательно проводится опашка территорий всех населенных пунктов и лесных массивов, обязательна уборка сухой прошлогодней растительности, опахивание несанкционированных свалок. Так вот, в этом году все это было сделано. Введен особый противопожарный режим, которым запрещается разведение костров, открытого огня, вход и въезд в леса. Приведены в готовность все силы, которые участвуют в тушении пожаров – это не только работники лесного хозяйства и противопожарной службы, но и фермеры, индивидуальные предприниматели, у которых есть техника для опашки периметра пожара. Ежедневно ситуация в лесах мониторилась для раннего обнаружения очагов пожара – работали 250–300 патрульных групп, 31 камера видеонаблюдения системы «Лесной патруль». Мер, как всегда, предпринималось множество разными ведомствами. Но в этом году они не помогли. 8 июля мы столкнулись с огненной стихией, которую полностью одолеть не удалось. Это были очень тяжелые природные условия – ветер 25–30 метров в секунду, температура воздуха – плюс 32 градуса. С апреля на территории не было дождя, и огонь сразу же перешел в верховой. Верховой пожар вспыхнул в нескольких местах, в одном месте соединился и пошел огненный смерч. Огонь перепрыгивал через сделанную опашку, не замедляя своего движения, и распространялся со скоростью 150 метров в минуту. Если вы своими глазами не видели этого, то не представляете, что там творилось… 

Пожарные машины были бессильны 

– Как оцениваете действия пожарных, волонтеров, чиновников, жителей?

– Надо понимать, что пожарные машины перед таким огнем бессильны, поэтому его тушили с помощью спецавиации МЧС России. Работали три борта – вертолет и два самолета. Над пожаром стоял слой дыма, так что летчики работали по координатам. При этом авиация работала непрерывно, совершив 94 сброса воды общим объемом почти 800 тонн, сбивая огонь по кромке пожара и не давая ему зайти в населенные пункты. Так, например, 9 июля вечером отстояли Париж. Со стороны могло показаться, что пожарные стоят и ничего не делают. Но они стояли у кромки пожара, перед дорогой, развернув рукавную линию, – на защите населенного пункта. Основная задача была максимально защитить от огня жителей и их дома. И это удалось для девяти населенных пунктов, где огонь подошел вплотную к домам, спасено более 1800 домовладений. И не до конца удалось в Джабыке и Запасном – в Джабыке огонь зашел в шести разных местах, в Запасном дома загорались от пламени верхового пожара и от теплового потока – такая там была высокая температура. В результате сгорели жилые дома… Пожар полностью ликвидировали 12 июля. И хочу подчеркнуть – на пожаре все работали самоотверженно. И пожарные – профессиональные и добровольные, и работники лесной службы, и казаки, их было 105 человек, и волонтеры, и жители. Только совместными усилиями ущерб удалось свести к минимуму. 

Прикрытие южных территорий увеличат 

– Какие изменения будут после этих пожаров? Губернатор уже предложил некий план. Что он включает и как вы к нему относитесь?

– Да, приняты решения об увеличении противопожарного прикрытия южных территорий. Проанализировав силы, которые есть, министерство внесло предложения, и Алексей Леонидович поддержал их. В поселке Еленинском Карталинского района и поселке Гранитном Кизильского района будут созданы новые профессиональные пожарные части, в поселке Запасном Карталинского района – добровольная пожарная команда. Замечу, что пожарные добровольцы – это силы, которые находятся на месте и первыми приходят на помощь. Так, на пожаре в Карталинском районе работали добровольные пожарные команды из поселков Снежный, Еленинка, Неплюевка, Варшавка, Великопетровка. В области существует программа развития пожарного добровольчества, помощь со стороны областного бюджета также будет увеличиваться. Если говорить про текущие вопросы, связанные с данной темой, то по поручению губернатора недавно открылся и уже начал работу пожарный пост в селе Кузнецком Аргаяшского района, который обеспечивает безопасность курортной зоны Увильды. Также новый пожарный пост в этом году появится в Златоусте. Его строительство завершится в ноябре, он будет защищать от огня и других стихий национальный парк «Таганай» и один район города. Также на Южном Урале начнут работать еще 12 добровольных пожарных команд. 

Наводнения и опасные предприятия: есть ли риск? 

– Еще одна природная опасность – наводнения… 

– Для Челябинской области менее опасны паводки, ведь у нас мало крупных рек и, как правило, много небольших озер. Хотя регион пережил крупнейшее за сто лет наводнение в 2013 году. Тогда на юге Челябинской области выпала двухмесячная норма осадков. Реки вышли из берегов, в лесах пробились родники, вода залила Нагайбакский, Карталинский и Варненский районы, некоторые населенные пункты были обесточены. Около 1800 домов оказались в зоне подтопления, им требовался срочный капитальный ремонт. Дорожное полотно во многих местах размыло, пострадали мосты через разлившиеся реки. Но в целом это не характерная для региона ситуация. Несмотря на это ежегодно при подготовке к паводкоопасному сезону осуществляется целый комплекс мер, позволяющих подготовиться к обычному объему паводка и пройти его без потерь. Во-первых, осуществляется регулярный контроль уровня воды во всех реках и водохранилищах, регулируется сброс воды через гидротехнические сооружения. Во-вторых, проводятся превентивные меры, позволяющие взломать лед, не допустить его заторов с разливом воды. Хорошо известно, что и где делать – в Варненском и Ашинском районах это подрывы льда, в Троицке – распиловка, во многих местах – чернение. Все это позволяет в целом избежать подтоплений при обычном ходе половодья. Но природа непредсказуема, и, как мы видели выше, 2013 год это доказал. 

– В области много закрытых и опасных предприятий. Задача защиты населения в случае ЧС природного и техногенного характера важна. Что в приоритете? Насколько мы защищены? 

– Челябинская область насыщена производством, поэтому техногенных рисков здесь тоже достаточно. В регионе есть все, начиная от атомной промышленности и завершая железными дорогами. Трудно придумать то, чего у нас нет, если мы обращаемся к техногенным рискам. За безопасностью в этой сфере ведется особый контроль. Существует федеральное законодательство о промышленной безопасности, о безопасности гидротехнических сооружений, о защите населения от чрезвычайных ситуаций. Каждое предприятие, отнесенное к потенциально опасным, разрабатывает сценарии возможных аварий, декларации безопасности, планы по защите персонала и ближайшего населения. За разработкой и актуализацией всех этих документов строго следят Ростехнадзор, МЧС России, органы власти, в том числе Министерство общественной безопасности, органы местного самоуправления.

– Вы раньше были замминистра экологии, значит, вопросы радиационной безопасности, они же на грани экологии, для вас в приоритете. Кстати, насколько Челябинская область, отдельные ее территории и реки избавились от радиационного следа и фона? 

– Только 20 лет назад эти проблемы получили огласку и широкое обсуждение. И ситуация с тех пор радикально изменилась. Например, загрязнение реки Течи, в которую в 50-е годы сбрасывались радиоактивные отходы, сейчас снизилось в два раза. «Росатом» много делает для решения накопившихся проблем. Так, в 2007 году была принята федеральная целевая программа по обеспечению ядерной и радиационной безопасности. Сегодня, действительно, результаты есть. Мы понимаем, что госкорпорация «Росатом», производственное объединение «Маяк» вкладывают в безопасность средства, совершенствуют технологии, тем самым защищая себя и нас. Но от наследия того времени, когда еще не умели обращаться с радиоактивными отходами, приходится избавляться по сей день. 

– Какой из задач, что перед вами стоят, губернатор Алексей Текслер просит уделять самое большое внимание?

– Самая главная задача – это сохранить жизни людей. Вся наша работа, не только министерства общественной безопасности, но и МЧС России, МВД, органов местного самоуправления, направлена прежде всего на это. Это относится к природным и техногенным чрезвычайным ситуациям, к поведению на водоемах, в дорожно-транспортных происшествиях и так далее. Все можно восстановить – сгоревшие дома, утраченные документы, потерянное имущество, все, кроме человеческой жизни. И люди должны ответственно и осознанно относиться к угрозам своей жизни, жизни своих близких, особенно детей. Не сопротивляться, когда предлагают эвакуироваться, не купаться, где запрещено, не нарушать самые обычные, понятные правила поведения – и шансов сохранить жизни станет больше. 

© Совет муниципальных образований Челябинской области Создание и поддержка сайта: kontora74.ru